Удаленная работа.ру - поиск работы на дому в Интернете Трудоустройство по вакансиям удаленной работы на дому 0 Работаем и зарабатываем дома
Freelancers resumes
| Добавить резюме | Отредактировать резюме | Вернуться к перечню разделов 
 Поиск по сайту в Google
Google
Пользовательского поиска
Поиск по сайту
  Искать по фразе:
 
Работа на дому на ОдноклассникахРабота в Интернете в ВконтактеРабота в Интернете в ВконтактеРабота в Интернете в Вконтакте
Меню
Рекомендуем

Поиск работы. Резюме: ищу вакансию работа с юридическими текстами


Рекомендуем: Как заработать деньги на сайте "Большой вопрос"
Реальный заработок в игре Онлайн Фермер (online-fermer.ru) с выводом денег
Отзывы об экономической игре с выводом денег "Эпоха процветания"


Разделы:
Прочие резюме поиска работы

Ищу работу по вакансии: работа с юридическими текстами
Резюме размещено: 2004-11-07
Возраст: 54 годa
Образование: высшее
Пол: мужской

Контактная информация ищущего работу:

Ф.И.О.: вазейкин, юрий петрович
Телефон: (0112) 430509, 272485
E-mail: Vorv@tis-dialog.ru

Подробная информация о поиске работы:

НЕ УМЕЮТ ПИСАТЬ ЗАКОНЫ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РФ

Статья 48. Понятие юридического лица

1. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.
Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

На каком основании организация, ещё не признанная юридическим лицом, может «иметь в собственности и т.д.?» На деле наоборот: если организация признана юридическим лицом, то она может «иметь в собственности и т.д.»

Не лучше ли было бы сказать так:

Юридическим лицом называется коллективный субъект гражданского права. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.

А тому, что юрлицо может, а чего не может, посвящена вся 4-ая глава ГК.

Статья 192. Окончание срока, определенного периодом времени

1. Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока.

Статья 193. Окончание срока в нерабочий день

Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.

Что значит истечение срока в соответствующий день? В этот день срок УЖЕ истёк или ЕЩЁ не истёк? Здесь ст. 192 можно понять только в контексте ст. 193.
Дело в том, что окончанием срока может быть момент времени, но никак не период. А день - это период.

Почему бы не написать:

Последним днём срока, исчисляемого годами, считается соответствующее число соответствующего месяца последнего года срока.

«Статья 426. Публичный договор

1. Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).
Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами».

«По характеру своей деятельности должна...» Опять, договор ещё не признан публичным, а организация уже должна. На деле именно из признания договора публичным вытекают все «публичнодоговорные» долженствования.
Если, согласно приведённому тексту, торгующая организация заключает публичный договор с каждым - отдельно, - то при чём здесь публичность?
Публичность договора заключается в том, что он считается уже заключённым с неопределённым кругом лиц, т.е. с любым желающим. Остаётся только выполнять его, к чему он и обязывает.

Я бы написал так:

Коммерческая организация, которая по характеру своей деятельности ориентирована на предоставление услуг каждому кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.), признаётся заключившей публичный договор, согласно которому коммерческая организация не вправе отказать кому-либо в оказании своих услуг, кроме случаев, предусмотренных правовыми актами».

Статья 227. Находка

1. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу.
Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь.
2. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления.
3. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу.

А можно возвратить найденную вещь, не уведомляя?
П.3 противоречит второму абзацу п.1.
А что будет, если нашедший не возвратит находку? Нет санкции - нет закона!

Лучше было бы так:

1. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно возвратить найденную вещь лицу, потерявшему ее, или кому-либо другому из известных ему лиц, имеющих право получить ее.
2. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления.
3. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу. Если же вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, несет обязанности лица, нашедшего вещь, но не приобретает его прав.
4. Нарушитель штрафуется ???-кратной стоимостью находки.


ЗАКОН ОБ ОБРАЗОВАНИИ

Глава V. Социальные гарантии реализации прав граждан на образование

Статья 50. Права и социальная защита обучающихся, воспитанников

21. Правом на отсрочку ОТ призыва на военную службу на время обучения на дневном отделении в образовательном учреждении профессионального образования данного уровня (ступени) обладают обучающиеся, поступившие в образовательные учреждения следующего уровня (ступени).


Здесь законодатели тщились выразить следующее:

Отсрочка призыва на военную службу на время обучения предоставляется обучающимся на дневном отделении в образовательном учреждении профессионального образования более высокого – по сравнению с уже имеющимся у обучаемого - уровня (ступени).




О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ГОРНОЙ РЕНТЫ

Как вернуть горную ренту народу?

Не надо было приватизировать угольные шахты и нефте-газовые скважины. Нужно было сдавать их в концессию. Конкурс определил бы суммы, ежегодно выплачиваемые концессионером государству. Это и есть рента.

Но только если в концессию сдаётся «чистое» месторождение, никоим образом не оборудованное. Но в общем случае месторождения уже оборудованы. И как определить, какая часть дохода - рента, а какая – процент на затраченный на оборудование капитал?

К сожалению, строго определить это В ПРИНЦИПЕ невозможно!

Может быть, сделать так:

Конкурс проводится в два этапа: сначала по ежегодно выплачиваемой сумме (ренте) выбираются два претендента, заявивших наибольшие выплаты. Размер выплат устанавливается не по наибольшей, а по второй заявке. Между ними проводится конкурс по наибольшей оценке оборудования.

Предшествующий концессионер на первых этапах в конкурсе не участвует. Он получает результаты , оценивает их и принимает решение, выплачивать ли ренту в выработанном размере или отказаться и получить «стоимость» оборудования. То есть находится в преимущественном положении. Во всяком случае он должен быть в особом положении. Потому что если он засветит свою оценку - а он знает положение лучше всех – и эта оценка окажется не очень высокой, он может – во втором туре – вообще ничего не получить за своё оборудование.

Решение не идеальное (его не существует), но это некоторое приближение. Потому что претенденты, участвуя в первом туре, будут прикидывать возможные заявки других претендентов по стоимости оборудования. И будут вынуждены ориентироваться на её действительную стоимость.

Под действительной стоимостью здесь приходится понимать ту сумму, которую предшествующему концессионеру не обидно получить за инвестиции.

Это по периодическому переходу прав концессии. Чтобы инвестиции не были заведомо и однозначно убыточными. А что же с национализацией? А по той же схеме: нынешний «хозяин» нефтяной скважины не может иметь прав больше, чем концессионер. За оборудование, хозяином которого он считается, он получит согласно описанной процедуре.

КАК РАСПОРЯДИТЬСЯ ЗОЛОТО-ВАЛЮТНЫМ ЗАПАСОМ

Правительство НЕ ЗНАЕТ, что делать с валютными резервами: они уже скопились до неприличных - для страны нищенствующего большинства -размеров…

Лучше всего, конечно, было бы направить резервы на развитие производства. Но как?

Я полагаю, что следует поступить так: надо создать за счёт золото-валютного запаса всероссийскую сеть государственных лизинговых контор, которым будет предписано сдавать в лизинг только импортные средства производства. (Государство плохой инвестор, но здесь оно лишь (!!!) провоцирует инвестиции. Инвестирует частник).

Что мы будем иметь? Будем иметь «невозможное»: сытых «волков» – инвесторов, и целых «овец» – экспортёров, которые боятся укрепления рубля: В МОЕЙ ВЕРСИИ ОН – курс рубля - НЕ УКРЕПИТСЯ: долларов в стране больше не станет, в стране станков больше станет.

(Экспортёрам бы импортными пошлинами озаботиться, которые удешевляют их доллары: чем выше ввозные пошлины, тем меньше можно купить за ту же долларовую сумму. С ростов пошлин курс доллара по отношению к рублю падает! Но они этого не понимают).

Таким же образом можно распорядиться пенсионным фондом. Разумеется, без исключительно импортной ориентации. Хотя ещё лучше его упразднить: это деньги наших бедных стариков, и фонд – кощунство.

О ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЕ

Пенсионная реформа ударит по сегодняшним пенсионерам

Первое, самое простое. Накопительный фонд – это деньги, отнятые у сегодняшних вымирающих пенсионеров. Строже говоря, взятые у работающих и не переданные пенсионерам.
Второе. К моменту выхода на пенсию ныне работающих в фонд начнут поступать взносы их детей. «Тело» фонда никогда не будет использовано!
Вопрос: зачем он?
Вдумайтесь: создаётся фонд, который НИКОГДА не будет востребован! Как это объяснить?
Третье. Энтузиасты-реформаторы не знают, куда эти деньги вкладывать. Предлагается три направления.
1. Вложение в государственные ценные бумаги. В этом нет плохого (кроме громоздких структур. И разворовывания фонда, ради чего он и создаётся), но нет и хорошего: новые государственные обязательства ничем не лучше государственного же обязательства выплачивать пенсии. Вложить все деньги в гособлигации - значит свести реформу к нулю (обмен одних бумажек на другие)(и слава бы богу!).
2. Покупка акций иностранных фирм.
Страна стонет от оттока капитала за рубеж. Государственные мужи ломают головы: как с этим бороться. А здесь своими – государственными – руками - да ВЫТАЛКИВАТЬ капитал за границу! Да ещё, опять же, стариковские деньги…
3. Инвестировать в Российскую экономику. Вроде неплохо.
Но… не принимает Россия капиталов… Это приведёт к росту оттока капитала. То есть «вложенное в Россию» опять уйдёт на Запад.
И никуда не уйти от факта, что это деньги стариков…


О ПРЕОДОЛЕНИИ БЕДНОСТИ

«Передовая общественность» давным-давно обеспокоена разделённостью общества на супербогатых и массы бедствующих. Люди интуитивно понимают, что это ненормально, неправильно, нехорошо. Но ничего не могут предложить. Марксов рецепт не прошёл. (Забегая вперёд, скажу, что большевики переусердствовали: для процветания достаточно было национализировать землю. Только землю).

Обратимся к Дж. Локку. Он считал, что все налоги в конечном счёте «падают» на землю. Т.е. на собственника земли.

Посмотрим, как это может быть. Допустим, выросли налоги. Бизнес становится (казалось бы) менее рентабельным. И он (казалось бы) должен сворачиваться. Но при этом стали бы освобождаться занимавшиеся ранее производствами земли. И что тогда оставалось бы делать землесобственнику? Чтобы земля не простаивала, сдать её за сколь угодно малые деньги! Арендная плата уменьшится на столько, на сколько вырастут налоги. То есть на деле при повышении налогов не бизнес свернётся, а земля (её аренда) подешевеет! То есть цена земли – функция налогов. Но и это не всё. В такой же зависимости цена земли находится и от зарплаты.
Производитель расплачивается с троими: государством – налогами, рабочими – зарплатой, и земельным собственником – арендной платой. И из этих троих самый «мягкий» - последний: повышение любого из первых двух ведёт к понижению последнего! Ему просто некуда деваться (хотя сейчас – до моего вмешательства – именно он празднует бал: супербогатства в большой степени обязаны именно земле).
То есть производству не вредит ни повышение налогов, ни повышение зарплат.
Не верите – попробуйте как-то иначе объяснить процветание скандинавских стран.

Как повысить зарплаты наёмных рабочих в частном секторе?
Повысить пособия по безработице (это небольшие деньги). При этом уменьшится стремление работать. То есть уменьшится рабочая конкуренция. Что и приведёт к росту зарплат. Что, как мы выяснили, не повредит производству, а лишь уменьшит присваиваемую часть ренты землесобственником, рантье. Давайте не будем по нему плакать.

Таким образом, для устранения дикой диспропорции в доходах и улучшения жизни бедствующих масс достаточно: повысить налоги и пособия по безработице.

Конечно, лучше всего было бы, если бы земля не была частной (джорджизм). Тогда государство жило бы за счёт арендной платы за землю. Налоги были бы не нужны. Хватило ли бы этих сборов? Да все налоги выплачиваются из ренты!: РЕНТА ОСТАЁТСЯ ДАЖЕ ПОСЛЕ ВЫПЛАТЫ ВСЕХ НАЛОГОВ – ИНАЧЕ НЕ БЫЛО БЫ АРЕНДНОЙ ПЛАТЫ ЗА ЗЕМЛЮ.

Один из способов бескровной национализации земли – отказ от её наследования.

Ну давайте существенно понизим налоги (экономист Явлинский усох как только его пожелание выполнили). Рентабельность производства вырастет. Конкуренция производителей при аренде земли увеличится. Соответственно… вырастет арендная плата за землю. Настолько увеличится, что рентабельность возвратится к прежнему уровню. То есть арендная плата повысится на столько, на сколько уменьшились налоги. Ферштеен?

Применительно к России моя речь - о субарендаторах: с повышением налогов уменьшится цена субаренды. Арендаторов же не надо жалеть: это и есть рантье, сосущие ренту – разницу между смешной ценой аренды и ценой субаренды.

Производителю конечно тяжело. Он – буфер между, с одной стороны, государством и рабочими (то есть, вообще говоря, народом) и, с другой, земельными собственниками (самым паразитическими паразитами на теле общества, коими возжелали стать власть и деньги имущие с позволения сказать россияне). Ему будет всегда тяжело, потому что его постоянно «отслеживает» «земельщик»): понизишь налоги – «земельщик» тут как тут. Но если налоги повысить, то, как бы ни было (попрежнему) трудно производителю, он в конце концов потеснит земельщика. То есть можно, есть возможность отобрать (цивилизованно, рыночно) ренту у рантье и передать её веками страждущим.

Не хотят этого редакторы понять. Не понимают, что новое – всегда трудно для восприятия.

(НЕ НАДО ВЫДЕЛЯТЬ ЗАПЯТЫМИ МОЁ «КОНЕЧНО» И ПРАВИТЬ «ПОПРЕЖНЕМУ»!!!

Калеки русского языка в 1956 году повелели народу писать «по-видимому». «По-немецки», «по-новому» - это образ действия. А «повидимому»?…)


Оппонент: ты договорился до того, что производственника можно притеснять до бесконечности, он всё выдержит.

Автор: вы правы, коллега. Если повышать налоги на всех равномерно, т.е. независимо от рентности земли, то производства, расположенные на малорентных землях, станут убыточными. Значит, надо вводить дифференцированный налог на землю (идеален был бы единственный налог - на землю. И опять мы пришли к джорджизму (Генри Джордж). Никуда от него не деться).

ОБ УСКОРЕНИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА

Часто можно слышать с высоких трибун, что, мол, китайская экономика развивается благодаря росту внутреннего спроса, и что, наоборот, в России, де, плохо с внутренним спросом. Рассуждают о совокупном спросе, кризисе перепроизводства.
Представьте бартерную экономику. Где здесь совокупный спрос? Какой здесь может быть кризис перепроизводства?
А рынок с участием денег – это, в конечном счёте, тоже обмен товарами. Деньги играют вспомогательную, посредующую роль. И мешают пониманию сути дела.
Если вспомнить о деньгах, то обратимся к термину «равновесные цены»: на рынке цены ВСЕГДА, САМИ устанавливаются так, что спрос уравнивается с предложением. Отсюда их название – цены равновесия. То есть совокупный спрос не есть нечто самостоятельное, которое можно каким-то образом менять по произволу.
Впрочем, это – известный закон Сэя.
Термин «совокупный спрос» если и имеет право на существование, то только в одном случае.
Можно различать потребительский спрос и спрос инвестиционный (спрос на капитальные блага). Один из них можно увеличить за счёт другого, и наоборот. Хотя их сумма – совокупный спрос – постоянна и сиюминутно изменена быть не может.
Таким образом, бессмысленно пытаться увеличить совокупный спрос, но есть смысл в вопросе: что же – для развития производства – стимулировать, потребительский спрос или инвестиционный?
Единого мнения по этому вопросу так и нет. С одной стороны, вся суть «выдающегося» кейнсианства заключается в проповеди стимулирования потребления. И ещё до Кейнса Мандевиль, которого цитирует каждый второй экономист, выражал убеждение, что именно расточительство, мотовство развивают экономику и что у бережливого народа экономика зачахла бы очень скоро.
То есть здесь нас пытаются убедить, что строительство роскошных дворцов обществу выгоднее, чем строительство заводов… («Веками избыток произведённого… обращался… на… строительство замков-храмов, время остановилось… Но стоило буржуям употребить капиталы на производственные накопления…, и время понеслось вскачь». И.Бирман. «Я – экономист», М.: Время, 01, с.191, прим. №3)
Но рост потребления не может не привести к снижению инвестиций (склонность к потреблению + склонность к сбережению = 1). Общество, не способное сберегать и на сбережённое строить заводы, развиваться экономически – вопреки Мандевилю – Кейнсу – не может!
В то же время Кейнс считал, что инвестиции влекут благотворный эффект мультипликации.
То есть по Кейнсу хорошо стимулировать и потребление, и инвестирование. То есть он просто-напросто на вопрос не отвечает.
Он считал, что инвестиции – это зарплата рабочих, которые побегут в магазин потреблять, продавец с вырученными деньгами пойдёт в другой магазин и – пошла-поехала плясать мультипликация…
Кейнс увидел в создании новых производств рождение нового спроса, но забыл, что производство производит ещё и… продукцию (в обычном понимании этого слова, т.к., строго говоря, спрос тоже «продукция» производства), которая нейтрализует новый спрос. Т.е. Кейнсового мультипликатора (которым до сих пор мучат студентов) в экономике не существует: инвестиции не стимулируют новых инвестиций. Они не ведут к превышению спроса над предложением. Но достаточно и того, что новые производства не делают и обратного: они производят одновременно равные и предложение, и спрос.

Проблема в том, что стимулирование инвестиций вроде бы содержит опасность снижения потребления. Но закон Сэя всё расставляет по своим местам: «сбыт для продуктов создаётся самим производством» (с этим законом однозначно соглашался великий Рикардо!). Люди не учитывают того, что любое производство наряду, одновременно с производством продукции производит… спрос, в точности равный произведённому предложению (добавленной стоимости). В виде зарплаты, прибыли, налогов, которые идут на зарплату врачам-учителям. Новое производство порождает новый спрос.
Спрос вообще рождается на производстве, и только на производстве.

Теперь переходим к тому, что я, собственно, хочу выразить. По-моему, из закона Сэя до сих пор не сделан вывод, который из него вытекает. А именно: инвестиции можно наращивать, не заботясь о спросе.
С увеличением инвестиций увеличится спрос на инвестиционные товары. За счёт этого упадёт потребительский спрос. Т.е. потребительский спрос упадёт, но ЗА СЧЁТ роста инвестиционного спроса. Тут всё нормально. Экономика переориентируется на большее производство средств производства. Чего мы, собственно, и добиваемся.
Все понимают, что предприятие может оказаться в режиме «проедания капитала». Мы же – во всём мире - проедаем больше, чем могли бы, соответственно вкладываем в производство меньше, чем могли бы.

Это – решение «… КАРДИНАЛЬНОГО экономического вопроса о разделении национального продукта на непосредственно потребляемую и накопляемую части». И.Бирман. «Я – экономист», М.: Время, 01, с.221, прим. №3)

Остаётся решить вопрос КАК стимулировать инвестиции?
У населения страны есть некоторая, вполне определённая склонность к сбережению. Её трудно поколебать экономическими мерами. Теми же налоговыми льготами. (Если освободить от налогов инвестируемые средства, то придётся увеличивать налоги на всё остальное. Т.е. потенциальный инвестор поймёт, что как только он построит завод и начнёт выпускать продукцию, он попадёт под бОльшие налоги, чем это было бы до введения инвестиционных налоговых льгот. Т.е. в конечном счёте привлекательности инвестициям такие льготы не прибавляют). Внушать, призывать – бесполезно. Но есть дополнительная (до единицы) к указанной величина – склонность к потреблению. Вот на неё повлиять посредством внушения можно, что и делает с успехом реклама. Реклама увеличивает склонность к потреблению, соответственно уменьшая склонность к сбережениям. Т.е. тормозя развитие экономики. Т.е. для увеличения инвестиций нужно отказаться от антистимула инвестиций – рекламы потребительских товаров.
РЕКЛАМА НАС РАЗВРАЩАЕТ: ПОТРЕБЛЯЙ, ПОТРЕБЛЯЙ. В УЩЕРБ СБЕРЕЖЕНИЯМ, БЕЗ КОТОРЫХ НЕВОЗМОЖНО СТРОИТЕЛЬСТВО ЗАВОДОВ И СООТВЕТСТВЕННО ОТСУТСТВУЕТ БУДУЩЕЕ. (Если вы взяли кредит или украли, то вы воспользовались чужими СБЕРЕЖЕНИЯМИ).

В отсутствие рекламы человек всё равно что-нибудь купит. А нет – так понесёт деньги в банк. А именно этого я и добиваюсь.

Теоретически можно рассуждать так: сберегается капитал в одной стране, а расходится по всему миру: капитал не знает границ (он вообще интернационален). Но на практике это не так. Речь идёт не об олигархах, а о миллионах россиян. Сбережённое сверх обычного они понесут в российские банки. А кредиты берут мелкие и средние бизнесмены, и они будут работать в России. Уходят за границу капиталы, которые не удаётся применить в России. Кредиты же берут тогда, когда это применение уже есть. Получается, что почти всё сверх обычного сбережённое будет применено в России, ч.т.д.
Почему кредитов будут брать больше? У банков больше денег (за счёт дополнительных сбережений) – падает кредитный процент. А это – оживление экономики.

Скажут, ты хочешь, чтобы люди меньше потребляли, то есть чтобы они жили беднее. Да. Но, во-первых, по доброй воле: я предлагаю лишь вывести их из-под гипноза рекламы.
А во-вторых, - и это главное – лет через 10 -15 «потребительская жизнь» достигнет того уровня, который был бы без моего нововведения. А дальше потребление будет всё больше и больше превышать (цель моего предложения) тот уровень, который БЫЛ БЫ.

Следствием реализации этого моего предложения стало бы ЗАМЕТНО БОЛЕЕ БЫСТРОЕ РАЗВИТИЕ ВСЕГО (!) МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА.

Возражение (которое и возражением не хочется называть: столь оно несоразмерно малозначимо по сравнению с тем, о чём я рассуждаю): как без рекламы будут жить СМИ? Просто будут жить. Достаточно позволить людям платить тем телекомпаниям, которым они хотят платить. Телевидение станет платным. Но на рекламу грохаются куда большие деньги. И они закладываются в цену товаров. Т.е. товары подешевеют. Газеты, в конце концов, можно дотировать. Из тех средств, которые будут сэкономлены обществом из-за отказа от рекламы.

P.S. какие могут быть ещё последствия?

Инвестиции – это, как правило, дополнительные рабочие места. Т.е. СОКРАЩЕНИЕ БЕЗРАБОТИЦЫ и, соответственно, РОСТ цены труда (ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ).

Как же можно возражать против увеличения доли труда в цене продукта (за счёт собственников земли, рантье (см. ниже))?

Это, между прочим, то, что взорвало Россию в 1917.

Я уже было отложил эту наработку в архив, заключив, что: «Увы, рекламируют в основном косметику, а она погоды не делает…» Однако, если перейти от телевидения к печатным СМИ, то обнаружим, что ПОДАВЛЯЮЩЕЕ БОЛЬШИНСТВО ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ НЕ ОБХОДИТСЯ БЕЗ РЕКЛАМЫ…
О БЕЗРАБОТИЦЕ и КЗоТе

В 1940 Ойкен писал, что в большинстве государств главной задачей поставлено достижение полной занятости. Но это недостижимо так же, как нельзя догнать горизонт.
А.Смит в своей знаменитой книге в главе «О заработной плате» совершенно справедливо пишет, что при большой безработице цена труда падает до минимума, и наоборот, при нехватке рабочих рук зарплата резко возрастает. Но дальнейшая логика критики не выдерживает. Он считает, что при высоких заработках рождается больше детей и большая их часть доживает до трудоспособного возраста, а при малых заработках рабочие вымирают, и таким образом уровень безработицы возвращается к, надо понимать, естественному уровню.
Неверно! Сработают более быстродействующие факторы. Именно. При высоких заработках рабочих производство становится невыгодным, и оно элементарно сворачивается. Рабочие высвобождаются, безработица возрастает. Задолго до взрастания новых поколений. При низких заработках производство расширяется: выгодно из-за дешевизны труда, и есть что вкладывать: прибыль высокая из-за низких заработков. К работе привлекаются дополнительные рабочие, безработица уменьшается. Задолго до начала вымирания рабочих.
Вывод: безработица имеет естественный уровень, она неистребима, бороться с ней бессмысленно. Безработица – питательный бульон бизнеса.
Франция вознамерилась сократить продолжительность рабочего дня с целью уменьшения безработицы. Через несколько лет безработица вернется к прежнему уровню. За счет сокращения производства!
Посмотрим, что будет на деле…

(При этом Кейнс признан великим за свою книгу «Общая теория занятости…», где абсолютно надуманно пытался увязать безработицу с инфляцией. И до сих пор в учебниках муссируется дилемма «безработица или инфляция».
Кенсианство в целом опровергнуто практикой. Однако его рекомендацию по поддержанию инфляции не менее 3% государства соблюдают неукоснительно!
Но, может, инфляцию поддерживают (не опускают до нуля) для того, чтобы деньги не прятали «в чулки»? Пусть, мол, они работают. Не понимают, что деньги «в чулках» уже «работают». Как? Ну, допустим, положило население сегодня «в чулки» 10 млрд. руб. Завтра ЦБ может напечатать новые 10 млрд. руб. – вместо тех. И дать их в кредит предпринимателям. Это что, не инвестиции?!)
Понятно, что при больших трудовых правах работников работодателям придется туго, и, наоборот, при «мягком» КЗоТе им дышаться будет легче. Все. Дальше этого не идут.
А дальше будет вот что.
Раз при «мягком» КЗоТе работодателям работается легче, то бизнес будет расширяться. Следствием будет уменьшение безработицы, рост цены труда, т.е. зарплат.
При этом «пострадают» права работников. Но. Чем выше занятость, тем лучше положение рабочего, тем меньше необходимость качать права.
КЗоТ сокращает производство, увеличивает безработицу, и вот тогда-то, родимый, и становится нужным.
В итоге КзоТ работает против тех, кого он призван защищать.

22.01.96 - 12.01.98


В РОССИИ ВОЗМОЖНА БЕЗНАЛОГОВАЯ ЭКОНОМИКА

(несколько скомканно, была б нужда – улучшил бы)

Аргументы сторонников торговли городскими землями невнятны. (Впрочем, их противники не более вразумительны). Аргумент, который можно было бы отнести к сельским землям - что земле нужен хозяин - в городе не проходит: в городе нет нужды удобрять землю навозом. Капиталы, мол, иностранные к нам не пойдут без частной земли. Да вы на Китай посмотрите! Да кому же в ум придет отнимать завод у частника только на том основании, что земля под ним городская, а не заводчика! С земельным произволом чиновников, говорят, покончим. Так вы арендную плату поднимите так, чтобы взяткам места не осталось. Земельный кодекс предписывает продавать пустыри по первому требованию по заданной низкой цене. Как тут без произвола? Покончили! Тут самое естественное – аукцион. Нет, дорого, да и народ цену узнает.
Известный экономист Гэлбрейт в 60-е годы отмечал, что во всех странах городские земли во все больших масштабах переходят в государственную собственность. И этот процесс продолжается.
Наши «правые» не могут не знать этой мировой тенденции. Но это не соответствует их корысти…
Почему корысть? Да потому, что от приватизации земли заводы лучше работать не станут. И соответственно не об этом их думы.
Правда, они и хуже, вроде бы, работать не будут. Тогда почему же я яростный противник приватизации?

Экономический аспект

Потому что более ста лет назад Генри Джорджем была предложена идея замены всех традиционных налогов единым земельным. Эту идею поддерживали многие выдающиеся люди, включая Толстого и Эйнштейна. Смит тоже признавал такой налог самым эффективным. (В Гонконге не было частной земли. И на момент присоединения к Китаю бюджетный профицит этой микроскопической страны – 20 млрд. долларов – равнялся нашему годовому бюджету!). («Гражданская платформа» пришла в Польский Сейм с целью введения единого налога. Надо полагать, земельного).
Но чем же он хорош, этот единый налог?
Как будет показано ниже, сама масса налогов, даже очень большая, не угнетает производства (пример – страны Скандинавии).
Налоги угнетают в другом смысле. Все они от дохода: чем больше зарабатываешь – тем больше отдаешь. При едином налоге на землю плата фиксирована, что уничтожает вышеуказанный антистимул к наращиванию доходов. Налог на ренту угнетать не может, т.к. он отнимает то, что достается землесобственнику без всяких усилий. Да, собственно, рента и должна принадлежать обществу.
То, что отъем ренты производства не угнетает, экономической науке известно давно. Именно поэтому Г.Джордж боролся за замену всех налогов единым земельным.
Но идея Джорджа не могла реализоваться видимо потому, что предполагала национализацию земли. Кто ж на это пойдет?!
Приватизируя землю, мы упускаем исторический шанс раз и навсегда избавиться от антистимулирующей роли классических налогов.
Может возникнуть вопрос: а хватит ли рентных платежей (арендных плат за землю) на замену всех прежних налоговых сборов?
Видимо, прав был Локк, считая, что все налоги в конечном счете перелагаются на землевладельцев. Смит и Рикардо тоже считали непереложимыми лишь несколько незначительных налогов.
Как происходит переложение?
Чем тяжелее налоговое бремя (при прочих равных), тем менее выгодно производство, тем меньше цена земли как средства производства. На сколько возрастет бремя налогов, на столько же уменьшится арендная плата за землю. Вот и произошло переложение. Детальнее. Выросли налоги. Производство начало сворачиваться, земля – освобождаться. Конкуренция земельных арендодателей – при абсолютно неэластичном предложении земли – в стремлении сдать-таки хоть за какую-то плату освободившиеся земли – снизит арендную плату аккурат на величину возрастания налогов. То есть в итоге не будет ни сворачивания производства, ни освобождения земли. Лишь обесценится земля. Рента остается прежней. В ней изменится соотношение арендной платы и налогов.
То есть УМЕНЬШЕНИЕ НАЛОГОВ лишь увеличивает часть ренты, присваиваемой землевладельцем (в России – землепользователем). То есть налоги в конечном счете всегда выплачиваются из ренты, за счет ренты. Безземельные производители, например адвокаты и врачи, практикующие на дому, перекладывают свои налоги через цены на всех остальных. В итоге - на землю.
Далее. Сумма налогов производителя, использующего землю, не может быть больше ренты. Почему? Когда капиталист покупает землю, что он покупает в экономическом смысле? Он покупает капитализированную ренту! (Точнее, то, что от нее остается после выплаты среднестатистической суммы налогов). Когда сумма налогов равна ренте – цена земле – ноль. То есть земля, не приносящая ренту, ничего не стоит. Земля – фактор производства. И ее вклад в производство – это и есть рента.
Таким образом, рента – в подавляющем большинстве случаев – заведомо больше существующих налогов.
Обогатиться решили наши капиталисты. И зря боролись: цена любого производства определяется его доходностью, а она, понятно, от присвоения земли не повысится. Как так? Да вот так. Если бы они платили НАСТОЯЩУЮ цену за аренду земли, тогда бы присвоение земли их от этого бремени избавило бы. И их производства бы вздорожали (освобожденные от бремени). Но у нас-то арендная плата номинальная, символическая. То есть ренту они и до сих пор присваивали.

И себе лучше не сделали, и страну лучших перспектив лишили…

Подкреплю сказанное практическим примером. На калининградской промтоварной толкучке теневая субаренда места под палатку стоит 600 долларов в месяц. Если легально брать эти деньги в казну, это что, плохие деньги? Какие еще нужны налоги, какие ККМ! Не стало бы нужды жульничать, занижать объемы тороговли. Нет, не хочет город брать эти деньги. Новый рынок оборудуется, и ничего не слышно об аукционной сдаче мест в аренду.

Политический аспект

Земельный кодекс по сути принуждает капиталиста выкупить землю, а власти продать ее по первому требованию. Да что это такое! Мы рынок строим или казарму? Региональные, местные власти должны иметь право распорядиться СВОЕЙ – по Конституции - землей по СВОЕМУ усмотрению!
Где же ваш либерализм, рыночность, господа правые? Когда вы нижестоящим руки заламываете.

Юридический аспект

Это же откровенное, грубейшее нарушение прав собственности. Конституция лишь допускает частную собственность на землю. Но в ней же оговорено ПРАВО муниципалитетов на землю. Что, это право попрано?
Надо судиться по этому вопросу в Конституционном суде, может, в Европе.

Нравственный аспект

Почему разницу в себестоимости угля из открытого разреза и из глубокой шахты – при одинаковой цене – (то есть ренту) присваивает собственник разреза? Потому что он этот разрез купил. Хорошо. Родился новый член общества. Он должен иметь право на долю создавшей его природы (не исключая инфраструктурной ренты). Ан нет. Все уже кому-то принадлежит. Нет ему места в родной природе… Это вы называете цивилизованным подходом?
Маркс порассуждал, порассуждал о ренте, абсолютной, дифференциальной и … забыл о ней. И поэтому не смог объяснить заработков проституток: за ночь красавица получает деньги, совершенно несоразмерные с ее «трудами». Он ВЫНУЖДЕН был назвать услуги проституток «специфическим товаром». Специфический, только не в экономическом смысле. Тут рента: она получает ее от своих ПРИРОДНЫХ данных (сексуальная рента).
В каждом товаре присутствует рента (см. выше). Этот - по определению - нетрудовой доход. Даже если на очередном этапе добавления стоимости рента отсутствует, она практически неизбежно есть в стоимости начальной, в сырье, материалах, комплектующих и т.п. И речь идет о том, кто будет присваивать этот нетрудовой доход, все общество или только наиболее ухватистые.

Вот оно – социал-демократическое решение!
Известно, сколь высока цена городской земли. Представляете, какова будет арендная плата! сверх ныне существующих налогов. И никто ни у кого ничего не отнимает (если бы сегодня не подарить земли приватизаторам).
Аренда дорогая? Ну что ж, пользуешься общественным – плати. Не хочешь – другие заплатят.
Новичку дело даже легче начать: не надо выкупать землю.

Так зачем отказываться от столь эффективного и более естественного принципа: государство берет больше не у того, кто лучше работает и больше зарабатывает, а у того, кто больше использует общенациональные ресурсы?!

В подавляющем большинстве стран препятствием джорджизму служит частная собственность на землю. Откажитесь от наследования земли.

Демократ Черниченко: собственность на землю есть первооснова всякой собственности.
Рынок невозможен без частной собственности на средства производства: если у людей отнимать создаваемые ими станки, они больше их делать не будут. Т.е. здесь частная собственность – стимул к наращиванию средств производства, то есть к прогрессу. С землёй - принципиально иное: никакое стимулирование не приведёт к наращиванию общего количества земли. Поэтому частная собственность на землю к положительному экономическому эффекту не ведёт. Пользы нет – вред есть.

О РОЛИ ИМПОРТА В ЭКОНОМИКЕ


Дж.Р.Хикс, «Стоимость и капитал», М., «Прогресс» «Универс»,1993, стр.23: «В качестве одного из главных средств стимулирования экспорта и ограничения импорта многие капиталистические страны стремились использовать обесценение своей валюты». Господи! ну что за безмозглость такая вселенская!
Экспорт имеет смысл только потому, что за вырученные за него доллары можно импортировать. Экспорт существует РАДИ импорта! Да и невозможно пошлинами ограничить импорт: сколько пришло в страну долларов – за счет стимулируемого экспорта! – столько же импортных товаров – рано или поздно – будет завезено в страну за счет этих долларов. Как бы ни были высоки пошлины! А раз импорта меньше не станет, с чего же он дорожать будет? (По более высоким ценам прежний объем сбыть будет невозможно). Т.е. с увеличением импортных пошлин импорта не станет меньше и он не будет дороже (пока не свернется экспорт. Из-за уменьшившейся выгодности импорта).
Следствие будет другое: с ростом импортных пошлин упадет курс доллара, начнет сворачиваться экспорт.
(Вот это надо понять экспортерам. Что импортные пошлины обесценивают вырученные ими доллары (разумеется те, которые ввозятся в Россию, а не остаются там). По мнению Самуэльсона импортные пошлины вообще обязаны своим существованием лоббированию импортозамещающих производителей, хотя они мелки (не считая автогигантов) и разрозненны. Почему же наши гиганты-экспортеры не пролоббируют уменьшение (упразднение) импортных пошлин? Ответ вижу один – не понимают).
Поощряя экспорт (больше экспорта – больше долларовая выручка – больше импорта) вы увеличиваете импорт.

Допустим на минуту, что рубли на валюту не обмениваются. При таком допущении весь импорт потреблялся бы экспортерами. Остальные россияне потребляли бы свои товары, как бы плохи они ни были.
Следующий шаг. Станут люди менять импортные вещи на свои. Например, сибирский нефтяник купит за заработанные доллары заграничную куртку и обменяет ее на наши валенки. То есть налицо уменьшение спроса на наши куртки, но рост спроса на наши валенки. Не будь нефтяного экспорта, было бы меньше импорта, но не было бы и нефтяника, была бы куплена наша куртка, но не были бы куплены наши валенки.
На деле рубли свободно меняются на СКВ, и импортные товары может купить любой, но по сути происходит то же, что описано. Человек (через посредство «челнока») покупает у нефтяника доллары, а на них – куртку, а нефтяник на врученные с продажи долларов рубли покупает валенки.
Рубли, потраченные на покупку импортных товаров в конечном счете попадают экспортерам (потому что только у них «челноки» смогут закупить СКВ для завоза импорта), и они (экспортёры) ровно столько рублей, сколько мы потратили на импорт, потратят на покупки наших товаров (именно для этого они продают СКВ).
Вывод. В той же мере, в какой импорт подавляет «импортозаместителей», он развивает другие производства.
Это поразительно, но человечество, разработав сложнейшие теории, так и не пришло к тому, что я здесь вот написал. Продолжает «защищать» своих производителей таможнями, а это армия чиновников, очереди, взятки. Не понимая, что все это только во вред экономике.
Освободите страну от таможенных пут, пожалейте вымирающих стариков и прочих бюджетников. Это не потребует средств, наоборот, даст экономию.
Рост импорта возможен только за счет роста экспорта. Рост внешнеторгового оборота не ведет к росту товарной массы в стране. Внутри страны на сколько уменьшится спрос на отечественные товары, на столько же уменьшится их предложение.

ИМПОРТНЫМИ ПОШЛИНАМИ МЫ ОТГОРАЖИВАЕМСЯ ОТ ИНВЕСТИЦИЙ

Что произойдет, если в беспошлинной стране ввести 100% импортную пошлину?
За ту же сумму долларов станет возможным купить (частнику, а мы все – частники) лишь половину того, что можно было купить раньше. Доллар станет в 2 раза дешевле (курс уменьшится в 2 раза) (рублёвые цены на импорт сразу не изменятся!).
Да, будут другие следствия.
Станет невыгодным экспорт (увы, наши экспортеры этого не понимают). Он начнет сворачиваться. Следствием чего станет уменьшение объема импорта. Это поведет к удорожанию импорта и соответствующему удорожанию доллара. По мере дорожания доллара прекратится сворачивание экспорта.
Но несмотря на указанные следствия, доллар к прежнему курсу не вернется. То есть с ростом импортных пошлин курс доллара падает. Т.е. уменьшается его покупательная способность внутри рассматриваемой страны. Т.е. ввез доллары в эту страну - и они утратили часть своей покупательной способности. Т.е. въезжать в эту страну с долларовым капиталом невыгодно, он обесценивается (соответственно выгодно вывозить).
Такое положение сегодня в России.

(0112) 43-05-09 Ю.П.Вазейкин


ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ СТАТЬИ
«НАЛОГИ В СТРАНЕ ПОБЕДИВШЕГО МОНЕТАРИЗМА»
ДОКТОРА ФРОЛОВА («НАЛОГИ РОССИИ»)

Автор сетует, что мал в России коэффициент монетизации (господи, пять лет накачивали экономику деньгами (какой уж тут монетаризм!) – и все мало!). Не понимая, что этот коэффициент – показатель развитости товарно-денежных отношений (т.е. глубины разделения труда, высокой специализации), которыми и порождены деньги и для обслуживания которых единственно они и нужны: чем выше они развиты, тем больше нужно денег для их обслуживания. При натуральном хозяйстве, например, деньги вообще не нужны. Соответственно и повысить этот коэффициент никаким решением правительства невозможно, какой бы теорией оно ни руководствовалось. Автор упрекает Габон, Гвинею и Заир с их малыми коэффициентами монетизации в монетаризме, но после сказанного, надеюсь, понятно, что это говорит лишь о том, что эти страны только еще на пути к развитому рынку. В России этот коэффициент тоже станет высоким только с достижением товарно-денежными отношениями (рынком) западного уровня.
О РАСШИРЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА

Я хочу обратить внимание на следующую малоизвестную (совсем неизвестную?) экономическую закономерность.

Если фирма увеличить производство, то – при прочих равных условиях – на её складах осядет именно то количество товаров, которое было произведено сверх обычного.

Но то, что верно для одной фирмы, неверно для всего народного хозяйства (вечное заблуждение «экономистов»).

Что произойдёт, если производство расширят ВСЕ фирмы России? К великому своему удивлению производители обнаружат, что трудности сбыта НЕ возросли!..

Почему? Потому что в конечном счёте рынок – это товарообмен: оттого что товаров станет больше, их обмен не затруднится (закон Сэя). В США, например, производят в несколько раз больше, чем в России, однако трудности сбыта у них не больше, чем у нас (сбыт принципиально не может быть лёгким: продавец ВСЕГДА установит такую цену, что сбыт будет затруднён: не хочет производитель лёгкого сбыта по «лёгкой» цене). (Разумеется, я здесь рассуждаю, так сказать, в первом приближении, отвлекаясь от весьма, порой разной эластичности спроса на разные товары).

Как использовать эту закономерность?

У нас простаивает производственных мощностей больше, чем в устоявшихся экономиках (и не только из-за изношенности: в США в 1929 году тоже встало половина производств, и не потому, что вдруг всё износилось. Значит, и у нас дело не только в износе). То есть база для расширения есть (она есть у всех, но у нас – больше: у нас кризис), но отдельной фирме оно невыгодно – из-за возрастания трудности сбыта. Но если мы уясним, что всеобщее расширение производства к росту трудности сбыта не ведёт, надо этот процесс стимулировать государственным вмешательством: сами фирмы об этом никогда не договорятся. Как стимулировать? Об этом надо думать. Например, исчислять налоги по результатам не истекшего года, а предыдущего. Наполнение казны не за счёт классических налогов, а за счёт налога на ренту автоматически решает предложенную проблему.

Кстати, налог на вменённый доход – это и есть налог на ренту, отчего я его очень даже приветствую. Развить бы его до крупного предпринимательства – и мно-огое изменилось бы в лучшую сторону…

Во всяком случае вопрос достаточно серьёзный, чтобы не оставлять его без внимания.


О ЗЕМЛЕ И НАЛОГАХ

Прочубайсовское правительство, ограбив народ номенклатурно-уголовной приватизацией производств, подступается к аналогичному дележу земли 1/8 планеты Земля.

Что мы получим от приватизации земли?
Ну, смотря кто мы. Если мы богатые, то получим землю. Если мы бедные, то мы ее потеряем (сегодня она общенациональна, а завтра будет дяди Васиной).
“Хорошо отлаженная нынешним российским режимом система круглосуточного теле-радио-газетного оболванивания последнее время усиленно вдалбливает в наши головы идею о “полезности” и “законности” разрешения покупать и продавать землю”(А.Люлько).

Что касается законности..

П.2 ст. 9 Конституции РФ: “Земли и другие природные ресурсы МОГУТ находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности”.
Да, частная собственность на землю не запрещена, и она существует. Но Конституция не предписывает приватизацию.

П.1 ст. 9: “Земля и другие природные ресурсы используются и ОХРАНЯЮТСЯ в РФ КАК ОСНОВА ЖИЗНИ и деятельности НАРОДОВ, проживающих на соответствующей территории”.

Будучи приватизированной и став “основой жизни и деятельности” ее хозяина-частника, она ПЕРЕСТАНЕТ быть таковой для “народов, проживающих на соответствующей территории” (какая здесь основа жизни и деятельности, если хозяин их просто выгонит со “своей” земли?).

Как видим, ДЕЙСТВУЮЩАЯ КОНСТИТУЦИЯ ОХРАНЯЕТ ЗЕМЛЮ ОТ ПРИВАТИЗАТОРОВ как основу жизни всего НАРОДА, а не отдельных его ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ .

О “полезности”.

Приватизаторы жалки и беспомощны в своей аргументации экономической эффективности приватизации земли.

Заявления “так называемых демократов” о том, что рыночная экономика невозможна без рынка земли (рынок арендуемой земли - тоже рынок) - заправа для малограмотных. Они указывают нам на развитый Запад, мол, там везде земля частная.

Во-первых, не везде. А во-вторых, на Западе земля частная отнюдь не вследствие приватизации. Так сложилось исторически. Земли завоеваны огнем и мечом, а не чубайсовским распоряжением.

В Гонконге вся земля государственная. В Канаде государственной земли 95 % . В Израиле - более половины. В Австралийском Союзе - 33 %. Подобное положение в Голландии. В Новой Зеландии “распространено капиталистическое землевладение, основанное на использовании земель, арендованных у государства".
Заметьте, почти все перечисленные страны - крупнейшие в мире экспортеры с/х продукции. Им государственная собственность на землю, как нашим плохим танцорам, не мешает, и приватизировать ее вот уже не первое столетие они не собираются.
Не убеждает? Пожалуйста, еще: "Хотя и имеется существенное различие между странами, земля в городе переходит в широких масштабах в государственную собственность" (Дж.К.Гэлбрейт, "Экономические теории и цели общества", М., "Прогресс", 1976 г., первое издание - 1973 г.). И это при том, что для выкупа земли государству нужны по-настоящему огромные средства!

Что, наши властители дум этого не знают? Думается, такого не может быть, просто уж очень хочется земли прикупить. Здесь же и “честный” Гайдар.

Если землю не приватизировать, можно было бы за счет арендной платы за землю (имеется в виду аренда БЕССРОЧНАЯ, с невозможностью неосновательного ее прекращения со стороны государства-арендодателя и ничем не ограниченной свободой передачи прав аренды и наследования их) столетиями содержать государство, отказавшись от старых налогов.

В чем преимущество такого подхода?
Проиллюстрируем это на простом примере.
Допустим, у меня есть сапожная мастерская, и я нанял сапожника. При этом мы договорились, что весь доход - за вычетом налогов - мы делим пополам.
Прошедший год, например, показал, что в среднем в месяц у нас получается по одному миллиону на брата. На следующий год я говорю: “Михал Семеныч, а давай так: ты мне ежемесячно платишь один миллион, а что заработаешь свыше - все твое”. Он согласился. Если раньше, выработав, скажем 1 200 000, он получал 600 000, (аналог налоговой системы), то теперь получит только 200 000. Но зато с заработанных 3 000 000 раньше он имел 1 500 000, а теперь - 2 000 000 (аналог арендной системы). Какой стимул, а! Капиталисты-работодатели извелись в стремлении создать такой.
Сейчас - как никогда, в России - как нигде мы имеем (увы, имели) уникальную и грандиозную возможность поставить в столь стимулирующие условия ВСЕХ РОССИЯН и ... НЕ ХОТИМ!

Мне скажут, что арендная плата уже существует, и некоторое ее повышение недостаточно для замены ею всех налогов.
Цена земли определяется возможностью ее выгодного использования. При понижении налогового бремени выгодность увеличивается, соответственно увеличивается и ее цена и жестко связанная с ней арендная плата. Т.е. арендная плата впрямую зависит от налогов. Это - сообщающиеся сосуды. Государство может пополнять казну платежами либо в виде налогов, либо в виде арендной платы за землю.
Т.е. если налоги большие, то арендная плата маленькая, и ее действительно недостаточно для бюджета, но если налоги отменить, то арендная плата резко возрастает, и ее становится достаточно.
Так чего же налоговый огород городить, если МОЖНО И ВЫГОДНЕЕ казну наполнять арендной платой? Не надо нам бездумно обезьянничать, придумывая “цивилизованные” налоги.

Арендную плату невозможно утаить, поэтому сократится налоговая инспекция, уменьшится нужда в налоговой полиции, упростится бухгалтерский учет.

Почему же многие политики за частную землю? ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ИМЕТЬ ЧАСТНУЮ ЗЕМЛЮ КРАЙНЕ ВЫГОДНО, ТЕМ БОЛЕЕ, ЕСЛИ ПОЛУЧИТЬ ЕЕ ПРАКТИЧЕСКИ БЕСПЛАТНО.


КОЕ-ЧТО О НАШЕЙ, ЗЕМЛЯНЕ, ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ
(по книге П.Самуэльсона “Экономика”, М., НПО “Алгон”,
ВНИИСИ “Машиностроение”, 1993)

Кейнсианство побито практикой, но до сих пор царствует в учебниках и мучит студентов.

На стр. 216 читаем: “... при таком (имеется в виду более высоком) уровне дохода семьи сберегают больше, чем фирмы готовы направить на инвестиции. В результате фирмы найдут слишком мало потребителей ...”
Но господа! как же можно соглашаться, что при большем доходе общество меньше потребляет?!
И вот эта нелепость заложена в основание целой теории!

(На основании этого ложного утверждения объясняется, почему инвестиции равны сбережениям. Но у равенства сбережений и инвестиций другая природа. Кейнс, в пику классикам, утверждает, что сбережения определяются не процентной ставкой, а доходом. Пусть так. Но это не мешает размерам сбережений определять ставку процента, а последней – размеры инвестиций, уравнивая их. Так что даже с кейнсианской предпосылкой правы классики: сбережения и инвестиции уравновешиваются процентной ставкой.

Сбережения и инвестиции ВСЕГДА равны друг другу по другой, глобальной причине. Инвестиции не могут быть больше сбережениий, это понятно. Но они не могут быть и меньше! Потому что ЛЮБЫЕ сбережения – это инвестиции. Даже если люди складывают деньги в чулок – и это инвестиции.
Сегодня все понимают, что доллары в чулке – это кредитование США. Но не делают следующего шага: рубли в чулке – это кредитование отечественной экономики. Потому что при этом государство получает возможность БЕЗИНФЛЯЦИОННО эмитировать такую же (как спрятанная в чулках) сумму денег и предложить её предпринимателям в кредит.)

Стр. 223. “Мультипликатор”

Инвестируемые доллары названы долларами повышенной мощности. Представлен ряд членов бесконечно убывающей геометрической прогрессии, где первый член - инвестированные деньги, а последующие - потребительские расходы. Вот, мол, инвестированные деньги вызывают целый шлейф потребительских расходов. Ну а если не инвестировал человек, а просто сделал дорогую покупку. Разве она не вызовет такой же шлейф? И придумали последователи Кейнса потребительский мультипликатор, тем самым ... дезавуировав идею своего учителя: если мультипликация возникает при любых тратах, то какой в ней смысл? Если ВСЕ деньги ОДИНАКОВО повышенной мощности?
Далее. А почему, собственно, здесь рассматриваются только потребительские расходы? Потому что остальное сберегается. Что, мы должны понимать, что люди из года в год деньги дома штабелируют? Мы знаем, что это не так. Кроме расходов на потребление деньги могут быть потрачены на покупку завода, акций или положены в банк. Во всех этих случаях те деньги (“сберегаемые”), которые здесь оставлены без внимания, с не меньшим успехом переходят в другие руки. И поэтому переходящая из рук в руки сумма не будет уменьшаться, первоначальная тысяча так и будет – бесконечно - путешествовать. И это не говорит ни о чём, кроме круговорота денег. И нету мультипликатора!

Стр. 225. Графическое изображение мультипликатора

Если открываются “возможности для дополнительных инвестиций”, то точка пересечения прямой этих “возможностей” с кривой сбережений окажется в другом месте и “Смотрите, прирост дохода точно в три раза больше прироста инвестиций!” Как понимать автора? Что как только потенциальные инвесторы возымели желание - из-за открывшихся возможностей - дополнительных инвестиций, так доход вырос мгновенно? Нет. “... доход должен возрасти достаточно, чтобы сделать объём добровольного сбережения равным величине новых инвестиций”. То есть доход - он всё понимает и, конечно, подрастёт: непорядок это, когда сбережений меньше, чем желание инвестировать.
А понимать этот график нужно так: если (!), когда-нибудь доход общества дорастёт до 350 млрд. долл. - и соответственно возрастут его сбережения, - то тогда смогут реализоваться, потускневшие может быть от времени, желания инвесторов, вдохновлённых когда-то “открывшимися возможностями”. Иначе говоря, чтобы желаемые объёмы инвестиций сравнялись со сбережениями, доход не должен возрасти, а надо, чтобы он возрос. То есть общество сможет обеспечить более высокий уровень инвестиций только при соответствующем приросте дохода.
Не прирост доходов в три раза (в самом деле в десять) превышает прирост инвестиций (во здорово !), а всего лишь прирост инвестиций в три раза меньше прироста доходов.

Парадокс бережливости

В конце книги автор похвально опечален тем, что отсталые страны не могут развивать производство, т.к. из-за бедности у них очень малы сбережения. И никак не получается сделать их более бережливыми ... Но согласно проповедуемому автором парадоксу бережливости рост бережливости ведёт ... к уменьшению дохода ... То есть при большей бережливости у них уменьшался бы доход, но при этом развивалось бы производство ... Не знаю уж, как тут автору помочь.

Импортный мультипликатор.

Сделали иностранцы нашему заводу заказ, получили работники деньги, и … поехала мультипликация … Ничего подобного! Работники получат доллары, и прикупят на них себе что-нибудь за границей (все манипуляции с покупкой иностранными заказчиками рублей за доллары ни к чему не приводят: в стране станет больше долларов, на них завезут импорт, в точности равный заработку наших рабочих на этом заказе. Т.е. в некотором смысле они этот импорт и выкупят). Ну никак не затронув нашу экономику!

Акселерация.

Приводится факт, что для увеличения производства на 50% требуется увеличение инвестиций на 1 000%, и демонстрируется бурная радость по этому поводу. Хотя этот пример говорит лишь о великой трудности увеличения производства.

Так что на выходе имеем несколько натяжек или недоразумений. Хотя для дискредитации теории должно хватать одной. Остаётся дико удивляться, как эта “теория” продержалась 60 лет и сегодня господствует в учебниках. Мало того. На основании этих, совершенно вывихнутых представлений, экономисты-теоретики дают рекомендации экономистам-практикам. Объясняются торгово-промышленные циклы, составляются государственные программы развития ... Понапридумывав ещё банковский мультипликатор, налоговый.

Калининград (0112) 43-05-09 Ю.Вазейкин


ОБ УКРЕПЛЕНИИ РУБЛЯ

Правительство РФ озабочено укреплением рубля. И в меру способностей с этим явлением борется. Борьбу свою объясняет расхожей логикой, что крепкий рубль, делая неконкурентоспособными наши экспортируемые товары, вредит экономике.

Борьба эта не очень успешна.

И невдомёк учёным-правителям, что доллар можно укрепить – если уж так хочется – уменьшением импортных пошлин (далее - ИП).

ИП уже много столетий (в оправдание сегодняшних вершителей наших судеб) стараются ограничить вредный – по их разумению – импорт.

Не понимая, что ИП импорт ограничить НЕВОЗМОЖНО.

Ну подняли ИП. Челноки перестанут ездить за импортом. Соответственно перестанут покупать валюту. А она в стране накапливается. Что будет? Дешеветь доллар будет! До тех пор, пока челнок не сможет за ту же рублёвую сумму купить столько долларов, чтобы хватило на закупку тех же товаров, уже с учётом сколь угодно высоких ИП. И объём импорта восстановится! Он определяется не ИП (валюта, «уходящая» в виде пошлин, не исчезает: она всё равно придёт к границе за импортом), а притоком долларов, т.е. объёмом экспорта. А раз объём импорта меньше не стал, то и цены больше не станут.

То есть увеличение ИП не ведёт ни к уменьшению импорта, ни к его удорожанию. (Импорт уменьшится, но только после того, как свернётся ставший невыгодным (из-за ИП) экспорт).

А к чему ведёт – заметили? – к падению курса доллара.

Так что, если уж так хочется укрепить доллар, - отмените ИП.

Неважно, что рубль укрепляется: Англия неплохо – как ни странно – живёт при «крепком» фунте, а Италия не очень процветает при «слабой» лире. Важно то, что всем, что имеет человечество, оно обязано разделению труда, невозможному без торговли.

Я не о смитовском разделении труда при изготовлении булавок (господи, как великий Смит «глубоко не понимал» значение разделения труда в жизни человечества): их можно изготавливать и без разделения. Нельзя изготовить НИЧЕГО, не покупая при этом или не пользуясь купленным. То есть не обмениваясь, НЕ ТОРГУЯ. Невозможно без разделения на портных, сапожников, сталеваров, геологов.

Наши таможенники горды тем, что 40% бюджета страны – за их счёт. А в США этот показатель – порядка 2 – 3%…


ПРАВОЗАЩИТНИКАМ

Решительно не понимаю, ума не приложу, почему из миллионов никто не видит прямого нарушения Путиным ст. 11 Конституции?!

Эта же статья уже нарушена законом, ПРЕДПИСЫВАЮЩИМ проводить выборы в региональные парламенты по партспискам.

Закон о местном самоуправлении ПРЕДПИСЫВАЕТ иметь в представительном органе власти 50 депутатов. Не больше и не меньше! А как это соотносится со ст.131?





Добавить резюме | Отредактировать резюме | Вернуться к перечню разделов 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru